О нас Фотогалереи Репертуар Меценаты и спонсорыСсылкиОтзывыПодробно о театре Контакты
На главную страницу сайта
22-го июля 2016
10-го января 2016
23-го ноября 2015
25-го сентября 2015
1-го августа 2015
12-го января 2015

«Исповедь Джедая»

История двух людей, рассказанная ими самими и их приятелем за чаем, в промежутках между приступами планинга, накануне эпохального открытия.
 
  •  начало работы над спектаклем: октябрь 2010
  •  премьера: 27 апреля 2011
  •  драматургия: Николай Сутормин, Гад эль Малех, Даниил Хармс
  •  постановка: Николай Сутармин, Сергей Рубашкин
  •  музыкальный руководитель постановки:
  • художник:
  •  
    Мы взялись за стендап.
     
     
     
  • Что для нас стендап?
  • Это — новое слово в российском театральном словаре. Никто толком еще и не знает, что же под ним следует понимать. Поэтому каждый, кто словцо это употребляет, понимает его по-своему — кому как удобнее. 
    Мы — театр «Собеседник». Поэтому нам удобнее понимать это мудреное слово так: «вставай — и иди к зрителю». Нам интересно разговаривать со своим зрителем. И стендап для нас — прежде всего еще одна возможность просто поговорить. 
    А что разговаривать будем в кафе — так и прекрасно. Зачем же еще в кафе люди-то ходят? А что под бухло и закусочку — так и разговор, вроде, должен получится проще, душевнее. А что шутить непременно надо... Ну так «шутить» ведь — совсем не обязательно означает «развлекать». 
     
  • Шутка — дело серьезное.
  • Гоголь. Салтыков-Щедрин. Сухово-Кобылин. Хармс... 
    Чаплин, Гад эль Малех, Полунин... 
    Первый ряд — вершина шутки (в нашем представлении). Второй ряд — вершина клоунского искусства. Замахиваемся, говорите? Наглые мы, говорите? Ну, может мы пока и не волшебники... 
    Правда вот... Мы-то — яростные приверженцы психологического театра. Станиславский — наше все. Какая тут клоунада, какая эстрада, что вы, что вы?! Мы же ГИТИСовцы!.. 
    Но там, где Гоголь, Сухово-Кобылин, Чаплин, Полунин — там театр высочайшей пробы, фантастических глубины и психологизма и недосягаемой достоверности. Ну... И мы тоже хотим так. По-своему, конечно — подражательство еще никого и никуда не подымало. Но — в ту же сторону. И, в общем-то, про то же самое... 
     
  • О чем.
  • Да, так о чем же мы? Все-таки стендап — это эстрада. «Утром в газете — вечером в куплете». Эстрада не может себе позволить быть неактуальной, неузнаваемой, вчерашней, «второй свежести». Значит, — о взятках, терактах, грязном исподнем модной дивы? Ну... Может, и об этом. Формально. По первому плану. Хотя, грязное исподнее — всегда грязное исподнее, какую отдушку из ароматов вечного под него не подкладывай... Так что — «...станет ли Меладзе матерью...» и «...с кем Лолита полетит на Луну...» — все-таки, не наша тема. Об этом и без нас есть кому позубоскалить. А мы — не хухры-мухры. Мы, понимаешь, человека ищем.  
    Да. Маленького такого человечка. Который что-то совсем потерялся среди ментов, антикиллеров, благородных — и не очень — девиц, футболистов и прочего гламура. О нем, незаметном, хочется. Не современно, говорите? А мы попробуем — современно. Не узнаваемо, скажете? Не смешите мои подковы! С дураками и разговаривать смысла нет. А умный человек будет себя на полном серьезе к «большим» людям причислять? Вот то-то и оно-то... А! Тема, говорите, больно грустная, никакущий материал для шутки, говорите?...... 
    …....Хм... Чаплин, Гад эль Малех, Полунин, Сухово-Кобылин... 
     
  • Для кого?
  • Мы — театр «Собеседник». Даже не так. Мы — Театр Песни «Собеседник». Наш слушатель — прежде всего, российский интеллигент. Знаток и ценитель бардовской песни, романса, Вертинского, Утесова, Платонова, Булгакова и Окуджавы. И вдруг — кафе, стендап, эстрада... Да полно! Придет ли к нам наш зритель?! 
    Наверное нет. 
    И даже так: практически наверняка — нет. 
    Но придет другой. Молодой, слегка хамоватый, довольно однобоко образованный. Заглянувший в клуб на новомодную фишку — «СтендАп». А перед тем честно прошагавший очередную неделю по тернистому пути офис-самурая и срубивший на этом пути немалую толику свежей хрустящей капусты. И даже, наверное, страшно довольный собой из-за осознания этого замечательного факта. 
    Но он нам очень нужен, этот наш зритель. Наш, родной. Российский, московский. Хранящий под своей офис-самурайской броней тонкого, ранимого, одухотворенного, вечно рефлексирующего и абсолютно беспомощного и бестолкового маленького человека. Не Льва Гумилева или Дмитрия Сахарова — нет. Действительно маленького, действительно никчемного и смешного. Но единственно живого, дышащего и чувствующего. Он очень нужен нам. 
    И у нас хватет наглости полагать, что мы нужны ему — задавленному, но не раздавленному офис-самурайской гламурной броней... 
    И именно поэтому........ 
    Мы взялись за стендап.