О нас Фотогалереи Репертуар Меценаты и спонсорыСсылкиОтзывыПодробно о театре Контакты
На главную страницу сайта
22-го июля 2016
10-го января 2016
23-го ноября 2015
25-го сентября 2015
1-го августа 2015
12-го января 2015

Отзывы на показ нашего спектакля по А.М.Володину на Тишинке. 10 февраля 2014 года

10 февраля. Новый показ нашей - все еще! - премьеры. (Премьера - весь сезон остается премьерой). Отзывы приходят после каждого показа. Это невероятно приятно. Это помогает работать! Спасибо, дорогие наши зрители - собеседники! 
 
В тетради: 
 
* * * 
 
Так пронзительно... "Жизнь, ты была, или не была" (с) [из другого, правда, драматурга]... была, была и есть на самом донышке сердца.  
 
Спасибо. М.К. 
 
* * * 
 
Мне понравился спектакль. Желаю вам развиваться дальше!  
 
Успехов. Чашина Ирина. 
 
* * * 
 
Да, это Володин. Настоящий. Спасибо! 
 
Владимир Ардаев 
 
* * * 
 
"Стыдно быть несчастливым!"  
Да. Так. И никак иначе. 
Вы - молодцы! Удачи в творчестве! 
Спасибо. 
 
Татьяна Ардаева 
 
* * * 
 
Прекрасное сочетание лирики, музыкальности и комедии. Чудесная, честная, искренняя работа. Спасибо! 
 
(подпись неразборчива) 
 
* * * 
 
Ребята, большое спасибо за искренность чувств! 
 
(подпись неразборчива) 
 
* * * 
 
Очень, очень, очень понравилось! С удовольствием придем на следующие ваши спектакли! 
 
Вы чудо! Олег, Наталья. Удачи! 
 
 
 
И в интернете: 
 
* * * 
 
Да, о Дуэли МХТ и Добром человеке из Сезуана Таганки я отзывов не написала, а о спектакле Стыдно быть несчастливвым (по Володину) любительской студии Собеседник напишу. Во-первых, потому что это был мой первый спектакль непрофессионалов, во-вторых, потому что у меня к нему почти личное отношение - в этой студии играет моя коллега Таня. Месяцев с пять назад мироздание сделало затейливые кульбит и посадило по левую от меня руку «новенькую девочку». Неким чудом мы обе оказались совершенно повернуты на театре - каждая по-своему, я более снаружи, она - изнутри. И, боже, кажется, я теперь не смогу работать с этим человеком так, как прежде. Вчера я ясно осознала, почему их режиссер так яростно настаивает на том, чтобы она всё-таки попробовалась в театральный. 
 
В сущности, меня со вчерашнего вечера не отпускает мысль: как сложилась бы жизнь некоторых людей, если бы они не стали - по некой высшей прихоти - учителями, психологами, программистами. Или, возможно, именно талант, данный им, и был этой прихотью. Есть у Таниной семьи лучший друг Миша, я видела его лишь однажды <...>, - он чудовищно талантлив. Чем, кем, где он был бы сейчас, пойди пятнадцать лет назад не на химфак, а в Щепку или Щуку? Играл ли бы он ещё лучше - или хуже? Или - очарование его игры было именно в том, что он любитель? Всё же продолжая держать в голове, что люди на сцене - не профессионалы, о нём я думала так в меньшей степени. И мысль эта довольно тоскливая, потому что: сколько таких студий в городе, стране, мире, и в каждой наверняка есть хоть один очевидно талантливый человек, но жизнь его когда-то совершили вираж - и они стали инженерами, врачами, слесарями, менеджерами, но только не актёрами. В этом есть какая-то очень горькая насмешка. 
 
Сам же спектакль - это прекрасное сочетание володинской лирики, изящного юмора и органично вплетённой в контекст музыкальности. Ребята вообще оказались удивительно музыкальны. Этот дух «поздних послевоенных браков» и конфликта шестидесятых (почти - тургеневского) очень напомнил мне Белку Кима (роман в большей степени). Интеллигент из тех, о ком говорят: слабый; брак, сконцентрировавшийся на кухонных ссорах; поздние и стыдные, как непозволительная любовь, стихи в записной книжке; дочь, «внебрачной женой» живущая с вольнодумным художником (пустым, или по-настоящему не понятым? -мне очень импонировало, что ни режиссер, ни они не заострили на этом внимания, не в его сущности был смысл). Всё это смотано в один клубок - но как-то очень легко, без натужного напряжения. 
 
Спектакль предельно и ожидаемо прост (до примитивного) и декорациями - черный фон, четыре куба, стол, скамейка, прост и игрой, и подачей, но были и прекрасные, оригинальные детали. Некоторые вещи царапали, но они же царапают меня и в театрах профессиональных. Чувствовалось, что режиссёр их - человек замечательно умелый и искренний, и из этих ребят он попытался - без внутреннего насилия - вытянуть по максимуму. Кто-то уходил в тень, но кто-то и сиял. О той же моей коллеге Тане: прекрасная, искренняя эмоциональность; эмоция, не натягиваемая на лицо, но поднимаемая изнутри - проживаемая или кажущаяся таковой.  
 
Это было замечательным открытием. 
 
Юлия Пахомова. 
 
* * * 
 
Отзыв Саши Гнездилова - еще одного моего однокашника-ГИТИСовца: 
 
«Дневник неудачника или Стыдно быть несчастливым» по произведениям Александра Володина в Театре песни «Собеседник». 
 
Всегда приятно радоваться за соучеников, а режиссер Сергей Рубашкин — мой соученик по курсу Арцибашева и Иоффе. 
Мне кажется, что для этой моей радости в данном случае есть большие основания. Театр занимает свое место, занимаясь в искусстве тем, что ему важно и интересно, ни с кем не конкурируя, ни на что не претендуя — и именно потому много дающий своим зрителям, в этом случае — 36 людям, собравшимся в небольшом полуподвальчике на Пресне, усевшимся на 4 рядах скамеечек. 
Драматическое действие гармонично сплетено воедино с бардовской (и не только бардовской) песней, и вообще весь спектакль, со многими достоинствами и отдельными недочетами, очень гармоничен. Ты чувствуешь себя в хорошей дружеской компании, очень чистых, очень искренних, очень хороших людей — режиссера и четверых актеров. А они, в свою очередь, единомышленники автора, замечательного Александра Володина. 
Слушать их пение — наслаждение. И не меньшее наслаждение — паузы, зоны молчания в спектакле. Порой кажется, что они более говорят нам, чем даже сам текст Володина.  
Это какой-то удивительный пример слияния, соединения поколений, преемственности ценностей. Не в плане мифологических «традиций», которыми обычно прикрывается всякая дрянь, а в смысле наследования «Собеседником» благородства, нежности к человеку, интеллигентности, особого бытового гуманизма, любви именно к ближнему. Всего того, что принято связывать с шестидесятниками. И вот это на сцене.  
Не важно, что я бы что-то делал иначе, что я с какими-то отдельными постановочными решениями не совсем согласен.  
Но вот на сцене живое, не фальшивое следование лучшим ценностям и идеалам российской культуры. Далекое от всякой проповеди, кроме, пожалуй, финального стихотворения, которое дало название всему спектаклю. Все-таки про войну трудно сегодня читать со сцены без пафоса. Мы всё же это уже не вполне можем почувствовать кожей. И спасибо за это дедам и прадедам, поколению Володина. Но в остальном никакого пафоса, а вместо него — очень много естественного человеческого существования (актеры Михаил Гантман и Виталий Басенок хороши, а актрисы Ольга Васильева и Татьяна Басенок тем более) в более чем условной обстановке, непритязательное, скромное и оттого очень искреннее исповедование своей творческой и жизненной веры, без зазора между реальностью и сценой. 
Спасибо!